Текст модального окна
Как к Вам обращаться:
Номер телефона:
Время, когда Вам перезвонить:
Контрольное число:

Для содержимого этой страницы требуется более новая версия Adobe Flash Player.

Получить проигрыватель Adobe Flash Player

 

 

«Полёт в пространстве мечты»

 
В этом году исполняется 20 лет с первого полёта монгольфьера советского производства на тушинском аэродроме. Приводим выдержки из статьи Доктора технических наук, лётчика испытателя 1 класса, 101 кратной чемпионки мира, героя социалистического труд Попович Марины Лаврентьевны в журнале Авиация и Космонавтика выпущенным специально для МАКС 2009.

 «Полёт в пространстве мечты» 
 
Аэростаты и дирижабли все больше входят в нашу жизнь, раскрашивая ее своими оболочками и уводя от суеты скоростей своими плавными движениями.
Что же касается СССР, то тогда полеты на монгольфьерах не проводились до конца 80-х годов прошлого века (когда в других странах уже давно «вовсю летали» и даже соревновались…). Только в 1989-м году был построен, испытан и запущен первый тепловой аэростат. Сделал это пилот, изобретатель, кандидат технических, наук Александр Николаевич Комиссаров с группой единомышленников. 

 
1 28 июля 1989 г. на Тушинский аэродром по случаю торжественного запуска аэростата собрались родственники и друзья его создателей, Александр Комиссаров (он же главный конструктор), Юрий Таран (директор НТТМ «Вектор», где создавался аэростат) и Сергей Князев (ведущий инженер по испытаниям) выступали уже как лицензированные пилоты, а специалисты из солнечногорского парашютного завода, где по заказу «Вектора» изготавливалась оболочка первого монгольфьера приехали целым автобусом. Меня как лётчика испытателя и президента ассоциации воздухоплавания СССР, Александр пригласил торжественно благословить его на этот полёт, тем более, что он был вице президентом нашей Ассоциации и возглавлял секцию по тепловому воздухоплаванию. И вот наступает торжественный момент: снежно-белая с золотыми звёздами оболочка извлекается из чехла и гладким шелком растекается по зелёной траве тушинского аэродрома. Все испытывали противоречивые чувства.3
Спецы из Солнечногорска не верили, что этот «парашют» полетит вопреки всем законам вверх, но очень хотели этого. В глазах Белорыбкиной Валентины Ивановны читалась тревога и сдерживаемая радость ведь она особенно трепетно и строго следила за процессом создания оболочки на заводе. Но пилоты и создатели аэростата, вложившие в него свой самоотверженный труд и часть души, конечно переживали ещё больше других и очень желали увидеть полёт. Лишь корреспонденты TV программы «Добрый вечер Москва», журнала «Инженер» и газеты «Московская правда» деловито и будто бы хладнокровно брали интервью, но было видно, что и они поддались общей волне радостного предчувствия. Да тогда все по-своему ожидали чуда. Загудел вентилятор, оболочка послушно расправилась, гордо демонстрируя надпись «Аэровек» Монгольфьер советского производства». Вот последовало несколько горячих выдохов мощной горелки, и белый загадочный шар послушно завис над гондолой. Александр Комиссаров как главный конструктор не мог позволить рисковать своими сотрудниками, и решил поднимать аэростат сам. Я благословила его на первый подъём. Фалы прочно закрепили к автомобилям, последние приготовления, рёв горелки и… экзотическая по тем временам конструкция стала подниматься над землёй. На глазах слёзы, все разом закричали «Ура»!
 
5Потом, как полагается, были съёмки, интервью. Поскольку ветра практически не было, фалы отвязали от автомобилей и держали руками, а Саша много раз по просьбе подлётывал и сажал аэростат, перемещаясь по аэродрому. Но чувствовалось, что аэростату нужен простор, когда он уходил вверх, команда внизу с трудом удерживала аэростат за фалы. Остался последний баллон газа,    и Александр решил поднять на чудо-шаре своего 13 летнего сына Андрея,  усадив его на край гондолы. Ведь он и все окружающие настолько поверили конструкции. Поднявшись на 50–60 метров, пилот вдруг обнаружил, что «народ» упустил фалы и аэростат движется к бетонному забору, а за ним — край аэродрома и…город. Раздумывать было нельзя. Сорвав клапан, пилот пошёл на аварийную посадку, одной рукой придерживая на весу сына, чтобы амортизировать жёсткое приземление, другой — удерживая открытый клапан он уверенно и безопасно посадил аппарат. Есть первый полёт! 5
 
А на утро, пилоты со своим детищем уже мчались на автомобилях во Францию, их ждал воздухоплавательный фестиваль «Fraternite» — дружба, где среди 700 аэростатов налетались от души, познакомившись с зарубежной «семьёй воздухоплавателей». На фестивале зарубежные воздухоплаватели с интересом изучали устройство мощной «Русской горелки», у которой за счёт рециркуляции происходит почти полное сгорание топлива, а её карданный подвес поразил всех своей простотой и надёжностью  . Для инженера работавшего в секретном КБ это был прорыв в другую жизнь, сверкающей многообразием новых красок, которая напряжённо, но счастливо продолжается и сегодня.

 20 лет назад первый в СССР тепловой аэростат совершил свой полет и… летит до сих пор, множась в других аэростатах и дирижаблях. Оглянитесь!
5   А первый пассажир — сын Андрей Комиссаров уже давно возмужал и подарил своему отцу двух внуков и очаровательную внучку.


 

 

 
 
 
Главная | Полезная информация | Карта сайта | Доска почета | Наши патенты | Контакты | Разработки и исследования | О компании | Каталог | Полет на воздушном шаре
© OOO "НПО Аэроэкология" 1998 - 2017 гг. Все права защищены.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика